Санкции, мигранты и химоружие: чем запомнился 2018 год

48

Уходящий 2018 год не только продолжил и закрепил сложившиеся тенденции прошлых лет — проблемы миграции или рост напряжения в отношениях России с западными странами, — но и привнес новый раскол в международные отношения. Весь мир активно обсуждал демонтаж существовавшей десятилетия системы ядерной безопасности, атаки с использованием химоружия и политические кризисы в Европе. «Газета.Ru» рассказывает, какие тренды преобладали в мировой политике в 2018 году.

Санкции

Тема санкций, которая вот уже несколько лет доминирует в международной политике, стала наиболее актуальной в 2018 году. Причина тому — решение президента США Дональда Трампа возобновить и даже ужесточить санкции против Ирана. Более того, под удар попали и те, кто нарушает ограничительные меры, сотрудничая с Тегераном.

В 2015 году президент Ирана Хасан Рухани добился того, что не удавалось его предшественникам, — снятия значительной части санкций, введенных еще в 2006-м.

Сотрудничество, впрочем, продлилось недолго: в мае Вашингтон объявил об одностороннем выходе из так называемой ядерной сделки, заявив, что Иран не выполняет ее условия. Так в отношениях двух стран начался новый этап конфликта, а экономика Ирана подверглась новым ударам.

Подобный шаг не встретил одобрения со стороны международного сообщества, а Евросоюзу пришлось разрабатывать меры по защите своих компаний в Иране от санкций США.

Досталось в этом году от Вашингтона и Пекину. Китай поплатился за покупку 10 российских истребителей Су-35, а также оборудования для ракет класса «земля — воздух», применяемых в зенитных ракетных комплексах С-400. Таким образом, Пекин стал первым, к кому Соединенные Штаты применили санкции за сотрудничество с Россией.

Санкционная политика продолжает действовать, даже когда отношения стран начинают улучшаться. Ярким примером являются связи КНДР и США. В этом году Вашингтон не вводил новых мер против Пхеньяна. Более того, в июне состоялась встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына. Американский лидер, к слову, заявлял позже, что отношения с КНДР после саммита прекрасные, а президенты «влюбились друг в друга». Тем не менее, ограничения против Пхеньяна продолжают действовать, хотя, например, российский президент Владимир Путин недавно заявлял, что санкции в отношении Северной Кореи нужно постепенно ослаблять.

А вот о послаблениях антироссийских санкций пока говорить нельзя. Напротив, в 2018 году ограничительные меры только усиливались.

Самым серьезным моментом стало отравление экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Великобритании. Ответственность за этот инцидент Лондон возложил на Россию, обвинив ее в применении химического оружия, не представив, правда, никаких доказательств, что привело к новым санкциям.

Тогда же Вашингтон заявил, что через 90 дней санкции будут расширены, если Россия «не прекратит химическую программу». Впрочем, отведенное время уже истекло, а новостей о второй части санкционного пакета пока не поступало. Пожалуй, обновлений стоит ждать уже после Нового года, когда начнет работу новый состав конгресса.

Химическое оружие

В истории с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери наблюдается еще один тренд: вопросы применения и запрета химического оружия. Запад убежден: Москва применила нервно-паралитическое средство «Новичок» в Солсбери, которое якобы было произведено на территории военной научно-исследовательской базы в закрытом городе Шиханы под Саратовом. Россия опровергает подобные обвинения и требует доказательства, а также доступа к расследованию.

Параллельно с этим Москве приходилось отбиваться от еще одних обвинений, связанных с применением химоружия. В Сирии, как утверждают западные лидеры, был проведен ряд химатак на мирных жителей. И в этом Запад винит войска президента страны Башара Асада, а Россию подозревают в «покрывании» этих инцидентов.

Химическое оружие в Сирии действительно применялось достаточно широко. После каждой атаки игроки на международной арене бросаются угрозами и обвинениями. Запад уверен, что за преступлениями стоит правительство Сирии, Башар Асад возлагает вину на боевиков.

Все это привело к реформам в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). В ноябре был утвержден расширенный бюджет организации на 2019 год, вслед за этим прошло голосование о наделении ОЗХО новыми полномочиями, а именно — «правом атрибуции».

Теперь организация имеет право не только устанавливать сам факт применения химического оружия, но и выяснять, кто именно его применил.

Российские чиновники и эксперты оценивают этот шаг как «антироссийский» и готовы применить в качестве ответа любые возможные меры, вплоть до выхода из ОЗХО.

Обострение отношений: Россия и США, Россия и Украина

Вопросы применения химоружия стали не единственной причиной для взаимных обвинений между странами. Поводов для конфликтов было предостаточно, что привело к обострению международных отношений. Предсказуемо к точкам соприкосновения никак не могут прийти Россия и Украина. Новый толчок конфликту дало строительство Крымского моста, после чего в Азовском море периодически вспыхивали споры. Киев всячески пытается если не вернуть, то хотя бы увеличить свое влияние на море, призывая Запад на помощь.

25 марта украинские пограничники задержали рыболовецкое судно «Норд», на котором находилось десять россиян. Экипаж обвинили в «нарушении порядка въезда на временно оккупированную территорию и выезда с нее». Капитан судна до сих пор удерживается украинскими властями.

25 ноября произошел другой инцидент — три корабля ВМС Украины нарушили границу РФ на подходе к Керченскому проливу со стороны Черного моря. В результате пограничники задержали 24 находившихся на кораблях моряков. Всем им предъявлено обвинение в незаконном пересечении государственной границы РФ.

Обострение двусторонних отношений привело к историческому событию в православном мире — расколу церкви. Украинские власти и неканоническая церковная структура планируют получить томос об автокефалии украинской церкви. Синод РПЦ разорвал общение с Константинопольским патриархатом по всей канонической территории РПЦ, в том числе на Украине и в Белоруссии.

Не приходится говорить и о добрых отношениях Москвы и Вашингтона. Если в начале прошлого года в российских политических кругах еще тешили надежду на потепление, то в 2018-м прорывов не ждал никто. Правда, в июле этого года мир все же замер в некотором ожидании от встречи Трампа и Путина в Хельсинки. Президенты демонстрировали удовлетворение ходом переговоров, Путин называл Трампа Дональдом, и даже подарил ему футбольный мяч. Впрочем, по итогам встречи ни о каких договоренностях не объявили.

Отношения России и США продолжали ухудшаться на фоне событий в Сирии и на Украине. Инцидент в Керченском проливе послужил для американского президента поводом отменить встречу с Путиным на саммите G20.

Не способствует улучшению двусторонних отношений и расследование спецпрокурора Роберта Мюллера, который пытается доказать вмешательство России в президентские выборы 2016 года.

Кульминацией конфликта стало объявление США о выходе из договора о ракетах средней и меньшей дальности, который является краеугольным камнем в построении современной системы международной безопасности.

Гонка вооружений

О решении Вашингтона выйти из Договора заявил президент США Дональд Трамп этой осенью. Белый дом неоднократно обвинял Россию в несоблюдении ДРСМД. Эти обвинения и стали причиной для объявления о выходе из договора. 4 декабря госсекретарь США Майк Помпео поставил России ультиматум: если Москва не вернется к соблюдению соглашения, Вашингтон приостановит свое участие в нем. Согласно позиции Вашингтона, Москва нарушает договор, создавая ракетную систему М729, которая «создает значительный риск для трансатлантической безопасности».

Москва, в свою очередь, все обвинения отрицает, а в ответ выдвигает встречные. Кроме того, Кремль неоднократно подчеркивал, что американская сторона не предоставила никаких доказательств нарушения ДРСМД со стороны РФ. В Москве вызывает удивление, что кто-то может «всерьез думать», что Россия пойдет на условия США.

Выход США из Договора действительно может привести к важным изменениям. Москва ясно дала понять: если на территории Европы появятся американские ракеты, Россия предпримет ответные шаги, чтобы обеспечить свою безопасность. 2018 год изменил системы сдерживания и гонки вооружений.

Россия действительно сделала стремительный шаг в разработке новейшего оружия. Сомнения развеялись 1 марта, когда Владимир Путин выступил с посланием Федеральному собранию. Президент рассказал о гиперзвуковом оружии, о российских ракетах с неограниченной дальностью, о разработках лазерного оружия, об успешных испытаниях новейшего типа оружия — с энергетической ядерной установкой.

Послание Путина на Западе вызвало ажиотаж. Многие иностранные СМИ трактовали заявления президента как прямую угрозу в адрес западных стран и даже как объявление новой «холодной войны». Впрочем, Москва видит ядерное оружие как главный инструмент военного противостояния с противником, хотя понимает, что последствия его применения могут быть «катастрофическими» для всех. В военной доктрине России, кстати, заявлено, что ядерное оружие может быть применено в качестве ответа на нападение на Россию с применением как ядерного, так и неядерного вооружения.

Миграционный кризис

Европа на протяжении 2018 года сталкивалась с последствиями миграционного кризиса, к которым политики ЕС оказались не готовы. Европейская толерантность подверглась серьезным испытаниям.

Политика открытых дверей привела Ангелу Меркель к закату карьеры. Первым серьезным звонком для канцлера стали результаты парламентских выборов. В федеральной земле Гессен и Баварии партия Меркель и ее союзники понесли потери. После этого стало ясно, что канцлер покинет пост председателя ХДС. На смену ей пришла Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая собирается пересмотреть миграционную политику канцлера. Новый председатель ХДС намерена провести заседание на тему миграции и безопасности с участием экспертов и критиков политики в отношении мигрантов и беженцев.

Более того, миграционная политика послужила поводом для раскола внутри Европы. Италия и Венгрия, не стесняясь в выражениях, заявляют о своем недовольстве. Вопрос миграции стал одним из ключевых для итальянской политики и привел к победе коалицию «евроскептиков». Раздражение римских политиков вылилось в прекращении помощи судам с беженцами, а также запрету принимать корабль, перевозящий мигрантов. Позицию Италии разделяет и Венгрия, которая давно противостоит политике открытых дверей. На территории страны действуют достаточно жесткие правила пребывания беженцев.

Намеков на изменения в политическом ландшафте Европы достаточно. Летом, например, итальянский вице-премьер и министр внутренних дел Меттео Сальвини вместе с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном заявили о создании альянса, который построит «новую Европу».

Впрочем, миграционный кризис в этом году вышел далеко за рамки европейских границ. Строительство стены на границе США с Мексикой было одним из пунктов предвыборной кампании Трампа. Таким образом он надеется уменьшить число нелегальных мигрантов в стране. Для действующего президента вопрос о стене на границе с Мексикой принципиален. В последние дни работы нынешнего конгресса он надеется получить $5 млрд на строительство стены. Однако демократы блокируют этот проект бюджета, соглашаясь выделить на стену лишь $1,3 млрд Из-за этого американское правительство уже в третий раз за год может приостановить свою деятельность.

Проблемы в попытках сформировать коалиции

Именно миграционная повестка, которую старались обходить большинство традиционных сил, привела к тенденции политического кризиса на территории Европы. Тот факт, что почти все беженцы исповедуют ислам, подлил масла в огонь европейского национализма. Большинство правых были традиционно враждебно настроены к мигрантам из мусульманских стран, которых они считают чуждыми европейской культуре.

Таким образом, для некоторых стран 2018 год оказался тяжелее, чем для многих других. Например, в Швеции, где 9 сентября прошли парламентские выборы, к новогодним праздникам так и не успели сформировать правительство. Причиной тому — беспрецедентный успех правой популистской партии «Шведские демократы». Традиционные партии отказываются сотрудничать с националистами, которые набрали 17,5% голосов. В результате — ни у одной из политических сил в рикстаге (парламент Швеции) не хватает мест для формирования правительства.

Политическая ситуация в Швеции развивается по примеру других европейских стран, таких как Италия и Германия, где увеличение числа мандатов у евроскептиков приводило к серьезным корректировкам устоявшихся политических систем.

При этом в этих странах кризис завершился по-разному. В Германии традиционным политическим силам все же удалось найти компромисс между собой, не прибегая к сделкам с националистической «Альтернативой для Германии».

Тем не менее, разногласия Меркель и ее партнеров по правительству в миграционном вопросе сначала затянули формирование правительства почти на полгода, а потом — чуть не раскололи и без того хрупкую коалицию. Вполне вероятно, что для партии Меркель ХДС/ХСС на следующих выборах в 2021 году ситуация сложится еще хуже. Всего через год после последних выборов в бундестаг прошли региональные выборы, на которых ХДС и ХСС набрали рекордно низкие результаты, уступив часть электората националистам.

В Италии все сложилось несколько иначе. Там процесс формирования правительства в этом году занял три месяца и, несмотря на сопротивление со стороны традиционного истеблишмента, закончился оформлением союза партий «Движение 5 звезд» и «Лига» — неугодных Брюсселю правых популистов, евроскептиков и, по некоторым оценкам, питающих симпатию к Москве. В итоге, новый премьер-министр Италии Джузеппе Конте на июньском саммите ЕС, посвященном проблеме мигрантов, угрожал наложением вето на итоговый документ, добившись от европейских партнеров существенных уступок, касающихся принципа распределения миграционной нагрузки между странами союза.

Представители правящих элит в большинстве европейских стран опасаются, что более влиятельные партии националистического спектра могут составить им серьезную конкуренцию на выборах в Европарламент в мае 2019 года. Так это или нет — вопрос будущего. Однако о том, что правительственные кризисы в Европе стали трендом 2018 года, говорить можно без сомнений.

Источник: news.rambler.ru

Комментарии закрыты, но обратные ссылки И pingbacks открыты.